БАСОВА Галина

 

Награда  для  учителя

 

I

Удивительно, но факт: я помню каждого своего ученика, несмотря на прошедшие десятилетия. В те годы моим увлечением была наука «Психология», которая помогала находить ключик к сердцу каждого ребёнка. С девочками было гораздо проще, зато с мальчиками – весьма затруднительно. О них, моих незабываемых, будет правдивый рассказ.

 

Серёжа – худощавый десятилетний мальчик с короткой чёлочкой на светлой голове. Его недетская серьёзность и степенность внушали уважение, он каждый раз во время перемен разнимал дерущихся мальчишек, которые зачастую были гораздо сильнее. Жил он с матерью и отчимом в старом тесном домишке, а старший брат учился и жил в интернате (общежитие при школе). Мне известны были скандалы между его родителями, когда моему ученику частенько перепадало под горячую руку отчима. Но взрослых людей трудно убедить и, тем более, перевоспитать.

Однажды Серёжа пришёл в школу с невыполненным домашним заданием. Это всегда было ЧП! Дежурные сообщили о нём перед классом. Все знали правило: «Что заработал, то и получай», так что в дневнике будет «сиять» двойка. Но он и без того расстроен, вижу, как сильно переживает, зачем же добивать его «двойкой»… Возможно, опять пьяный отчим развоевался? Так оно и было на самом деле.

После уроков Серёжа мне рассказал: «Этот отец получил зарплату, почти всю её пропил, а моя мама стала ругать его. Он взял в руки деньги, чиркнул спичку и зажёг их…». До уроков ли было ребёнку? Двойкой ли его ещё добивать?

К сожалению, среди многих моих коллег распространена неприглядная практика «двойкой рубить головы» детей, не удосуживаясь выяснить причину. Поставь я тогда «двойку» Сергею, непременно ожесточилось бы его сердце. Вот вам и «трудный» подросток, получайте!

Мы работаем на результат, так давайте, дорогие коллеги, выходить на него не на словах, а на деле! А результат в данном случае меня порадовал. Вероятно, в душе Серёжа почувствовал благодарность, потому что на следующий день выполнил не только то, что было задано на дом, а прорешал весь новый материал по математике, который мы должны были изучать на уроке. Никто и никогда не додумывался до подобного сюрприза для учителя! К тому же это, несомненно, возвысило его перед притихшими одноклассниками. Удивлен был и директор школы, который присутствовал на уроке.

 

…В дальнейшем Сергей успешно закончил школу с хорошим поведением, поступил в пединститут и стал учителем физвоспитания.

 

II

 

Рома по внешности похож на Серёжу, только ростом пониже. Если Серёжа добродушен и приветлив, то Рома всегда серьёзен и зол, я не помню, чтобы он когда-либо смеялся.

В дошкольном возрасте он также был свидетелем частых скандалов между родителями, их пьянок и драк. Вскоре отец семейства ушёл, оставив двоих сыновей на попечение матери, склонной к спиртному. По словам воспитательницы, в детском садике Рому кормили отдельно, потому что из-за частой его вспыльчивости страдали дети  и посуда.

В школу он пришёл с явным нежеланием учиться, и первое время проявлял упрямство: не желал идти в класс, прятался в раздевалке. Часто по незначительному поводу был чрезмерно возбудим.

«Ромка опять распсиховался!» – кричали частенько дети во время перемены и звали на помощь дежурного учителя.

На уроках он постоянно отвлекался, ворчал и бурчал, а на вопросы отвечал молчанием, враждебно отвернув голову в сторону. Особую жестокость проявлял к девочкам. Весной «обрадовал» Марину, свою соседку по парте: «Я тебя так измолочу, целое лето из больницы вылезать не будешь!».

Передо мной встал трудный вопрос: как маленького, озлобленного на весь мир человечка повернуть лицом к коллективу, как и чем растопить лёд его озлобленного сердца, расположить к себе и окружающим. Родители Ромы – мне не помощники, опираться на них бесполезно, но всё же надо попытаться их привлечь, в первую очередь – мать. Поговорила с ней, указав отрицательные черты поведения её сына, наметила пути их преодоления совместно.

На другой день Рома явился в класс избитый, ещё более злой и угрюмый, весь день срывал зло на одноклассниках. И мне, конечно, досталось, так что пришлось призвать на помощь всё своё терпение. «Нет, нужно с Ромой как-то по-другому. Попробую отбросить его отрицательные черты, а ухватившись за положительные, всё же добраться до его озлобленного на весь мир сердечка», – решила я.

Это и был первый правильный шаг. Каждый день уделяла ему как можно больше внимания, терпеливо и приветливо убеждала своего строптивого ученика, раскрывая перед ним вред его неприглядных поступков. Умственное развитие мальчика неплохое, поэтому стала отмечать перед классом каждый его маленький успех.

 «Посмотрите, дети, как наш Рома красиво написал буквы и слова! А в столовой вы видели, как он всё убрал за собой? Молодец, Рома!» – нахваливала я его перед детьми.

На другой день вижу, он стал старательно писать в тетради, а в столовой следил, чтобы все дети за собой убирали посуду. Вскоре письмо в тетради стало делом его чести, но болезненное тщеславие и здесь давало о себе знать. Пишет Рома, старается, но вдруг ошибся, не то написал. Вот досада! Он в расстройстве, даже ручку швыряет, не желая дальше дописывать. Подойду к нему тихо, помогу незаметно исправить, и он, удивлённо взглянув на меня, снова склоняется к тетради. А если уж невозможно исправить, Рома долго не может успокоиться, даже слёзы на глазах.

– Ну получишь «четвёрку», тоже хорошая отметка, – шёпотом уговариваю его.

– Да не нужна мне Ваша «четвёрка»! – досадливо ворчит он.

Тут уж мне приходится выразить свою обиду и переждать, когда он сам успокоится. Что поделаешь, если он полюбил «пятёрки», но первая ему была поставлена «авансом». Рома очень обрадовался, впервые на его лице появилась улыбка, а мне необходимо идти на компромисс, поддержать его.

Вот он сидит за первой партой, прямо перед учительским столом, набираясь терпения и уверенности в своих силах. С каждым днём укреплялось в нём здоровое тщеславие, повышался интерес к учению.

Обеспечить положительные эмоции мальчику, вытеснить отрицательные – эту поставленную перед собой задачу решала успешно. Беседуя с его матерью, указывала в основном на его успехи в учёбе и поведении, чтобы домашняя атмосфера стала для Ромы более благоприятной. Мы с ним окончательно подружились. Он каждый день встречал меня по дороге в школу. Это давало дополнительную возможность поговорить с ним, в чем-то убедить.

На уроках он постоянно чувствовал моё доброжелательное внимание к нему, стал активно работать, отвечать на вопросы, как все ученики. Но бывали и срывы, когда он не мог справиться со своим темпераментом, швырял всё с парты, дрался. Теперь я перестала унимать его, как было раньше, а искренне гневалась в ответ на его выходки, сердилась на него, а на уроках не смотрела в его сторону, хотя незаметно наблюдала. Он ещё некоторое время петушился, привлекая моё внимание, к которому он уже так привык, но видя, что это бесполезно, затихал. Вскоре сам находил дорогу к примирению, заявляя: «Я всё понял, больше так не буду, исправлюсь…».

В конце февраля на уроке математики вижу: Рома чем-то расстроен, на вопросы не отвечает, понять ничего не могу… После уроков остались мы с ним наедине, и он рассказал:

– Моя мать куда-то пропала!.. Мыла пол в доме на лестницах. Вы же знаете, она подрабатывает. Так вот бросила швабру, ведро… И нет её! Уже третий день мы с братом одни и не знаем, где наша мать…

– Сейчас же вызываю родительский комитет, и начнём искать! – всполошилась я.

– Не надо! – замотал головой Рома. – Её уже милиция ищет, отец заявил. 

Оказывается, братья нашли отца, живущего в другой семье, сообщили ему обо всём, и он принял меры.

На уроках Рома сидел тихо, лицо было печальным, а мысли далеки от школьных дел. Раскрытая на парте тетрадь не дождалась от него ни единой записи, но я не настаивала, понимая, как тяжело ему сейчас. Вот он передо мной за первой партой, маленький и жалкий в мужественной борьбе со слезами, что-то бормочет себе под нос, затем в раздумье произносит:

– А, может, её уже и в живых-то нет, лежит где-нибудь мёртвая…

– Что ты, Рома! – тихо говорю ему (ребята в это время заняты самостоятельной работой). – Если это было бы так, её давно уж нашли бы! Скорее всего, она срочно уехала куда-то.

Но бедный мальчик так сильно переживал, что это отразилось на его здоровье: он заболел, покрылся сыпью. После уроков я повела его в больницу. Участковый врач уже закончил работу, и нас поместили в «бокс», приказали ждать, пока освободится другой доктор.

Мы с Ромой сидели больше часа, я рассказывала ему разные истории о героях, а он мне о своих играх и драках со сверстниками. Таким образом, он немного отвлёкся, успокоился, даже сыпь стала бледнеть на его лице. Пришедший врач (после моих двух повторных напоминаний) осмотрел Рому, дал диагноз: «Это аллергия».

На другой день Рома пришёл в класс, сразу подошёл ко мне и мрачно произнёс:

– Нашлась! Уехала в Кустанай, а нам ничего не сказала, хоть бы записку на столе оставила. Мы с братом чуть с ума не сошли…

– Ну, вот и хорошо, что всё закончилось благополучно! – обрадовалась я.

В этот день он был взвинчен так, словно брал реванш за прошедшие тяжкие дни. Мне пришлось призвать на помощь всё своё терпение и предельно тактично поправлять его дерзкие выходки, не ущемляя достоинства маленького человека, который в данный момент выходил из стрессовой ситуации.

На следующий день Рома немного успокоился, только ворчал и бурчал себе под нос. На уроке трудового обучения дети стали готовить открытку–сувенир для поздравления мамы с Днём 8 Марта.

– Я не умею рисовать цветы! – заявил Рома.

– Давай я тебе помогу, – предложила ему.

– Не надо, – мрачно проговорил он. – Она не заслуживает, чтобы её поздравляли.

Это он о своей матери, которую всё ещё не может простить.

– Тогда поздравь бабушек, соседок по дому или просто незнакомых. Знаешь, сколько их, одиноких, ходит по улицам города!

– А они мне все чужие! – сердито отмахнулся Рома.

Вот оно, ожесточившееся его сердечко! До озлобленности один шаг, а это недопустимо. Пришлось серьёзно поговорить с ним, убедить.

– Я всё понял, – сказал он, уходя домой.

На другой день Ромушка с удовольствием рассказывал, как поздравлял бабушек открытками, как они были радостно удивлены, благодарили его. А в День Победы уже по собственной инициативе Роман сам разносил открытки Ветеранам Отечественной войны.

 

Как важно посеять зёрна доброты в детских сердцах, воспитать любовь к родному краю! Постоянно выискиваю для детей что-либо занимательное, познавательное, воспитательное, чтобы была какая-то «изюминка» на каждый день. Пусть детям в классе всегда будет интересно! Они должны с желанием и радостью идти в школу. Поэтому и рассказываю своим ученикам об удивительной жизни птиц, зверей и насекомых. Не обратим внимание детей на такую, скажем, мелочь, как муравьи – замечательные труженики, сколько удивительного в их жизни, но сколько их гибнет под каблуками безжалостных людей, может, и наши дети будут также действовать…

Во время экскурсии по лесным окрестностям города подошел ко мне Рома. Муравей у него в руке.

– Этот муравей – фуражир? – спросил он.

– Да, он самый, – отвечаю. – Зачем ты взял его?

– А он далеко был от муравьиной кучи, ещё заблудится, не успеет до захода солнца домой попасть. Вот я его отнесу туда, помогу ему, – объяснил мне Рома и бережно понёс муравьишку в его родной муравейник.

 

Думаете, это мелочи? В воспитании детей нет мелочей! Каждая из них – награда для учителя.

 

III

 

Сколько детей в классе, столько и разных характеров, темпераментов. Одни дети отличаются тактичным поведением, жизнерадостны и общительны. Другие – малоподвижные, вялые, с трудом приспосабливаются к новой обстановке. Пусть их совсем немного, но и с ними необходимо упорно работать, формировать активность и работоспособность.

Володя в первом классе резко отставал в учении в связи со своей медлительностью. Нерасторопный, упитанный мальчик каждый день не успевал выполнить классную работу. На уроках все у него валится на пол, он возится под партой, пыхтит, а одноклассники смеются. Ему, бедняге, из-за этого в школу идти не хочется, со слезами его мать каждый день провожает. Как быть? Кто ему поможет? Да весь наш коллектив, конечно!

Пришлось мне серьёзно побеседовать с насмешниками, пристыдить их, призвать: «Не смеяться над ним надо, а помогать ежедневно! Кто из вас сумеет ему помочь?». Большинство детей подняли руки, в том числе и девочки.

Вскоре заметно улучшилась для Вовы атмосфера в классе, перестал он плакать, появились у него друзья-помощники. В результате – стал успевать на уроке все задания выполнять, и тетради засветились «четвёрками» и «пятёрками». Рад Вова, а я тем более.

В один из февральских дней после уроков подошла ко мне его мама, улыбается и говорит:

– Знаете, что мне сказал сегодня сын, уходя на уроки? Вот что он сказал: «Мама, как я счастлив, когда иду в школу!».

 

Эти слова для учителя превыше всех наград.  

Разработка и поддержка сайта
в Южноуральске:
Веб-студия «Апельсин»