КАРАСЁВ НиколайКАРАСЁВ Николай

Гвардейские знамёна

Гваруейские знамёна, погибших имена,
Вас помнят Днепр и Оуер, победная весна,
В далёком сорок пятом, пороховом году,
Вставали вы в атаку за Родину свою...

И гордо из траншеи взвивался алый стяг,
В свинцовой был метели на острие атак.
Под пули шли с пехотой в смертельном вы бою
И закрывали доты за Родину свою...

С бойцами погибая и побеждая вновь,
Вы были твёрже стали и впитывала кровь.
Вам доблести солдатской и мужества несчесть.
Вы презирали подлость и утверждали честь...

Гвардейские знамёна, погибших имена,
Вас помнят поимённо и Припять, и Десна.
Вам в танковых атаках не раз пришлось гореть,
Но и в разбитых траках вы презирали смерть...

«Равнение на знамя!» - звучит опять в строю,
Мы помним, чтим погибших за Родину свою...
Походные колонны в пыли уставших глаз,
Уходят батальоны, чтоб выполнить приказ...
Гвардейские знамёна, бессмертны имена,
Что чтит курантов звоном Кремлёвская стена...
В далёком сорок пятом, пороховом году
вставали вы в атаку за Родину свою...

 

На сорок первом километре Волоколамского шоссе

Мы только приняли присягу,
И через месяц первый бой...
Мы дали клятву, что ни шагу
Назад не ступим под Москвой...

Нам сердце жгло смертельным ветром
На том последнем рубеже,
На сорок первом километре
Волоколамского шоссе...

Мы землю кровью напоили,
Но еще злее был наш враг...
Неся потери, мы отбили
Двенадцать танковых атак...

Дымило небо, раны ныли,
Гудела русская земля,
А мы прямой наводкой били:
«Гори, фашистская броня!»

Ползут бойцы совсем уж рядом,
Танк пропуская на себя...
Давно закончились снаряды,
И нет поддержки артогня. 

Но не попятятся солдаты
Бронёй фашистскою назад,
Рывок вперёд, в руках гранаты,
Два взрыва слышу вдруг подряд...

И танк, дымя, остановился,
Здесь, у разъезда под Москвой,
В железа груду превратился
Он жизни вечною ценой...

Стояли насмерть мы, ребята,
Не ради славы и наград,
Нам не забыть приказ комбата:
«Ни шагу не ступать назад!»

Мы поднимались из окопа,
Вдруг оглушённые землёй,
И в белой свастике Европа
На нас ползла своей бронёй...

Но мы, не пятившись, вставали,
И продолжая этот бой,
За танком танк собой взрывали
Здесь, у разъезда под Москвой...

Гвардейской славой озарённый,
Здесь русский воин спит в снегах,
Здесь вновь ровняют батальоны
Шеренги с клятвой на устах.

Здесь память вечная застыла:
«Потомки, помните тот бой,
И эту братскую могилу
На сорок первом, под Москвой».

 

Я помню крутые твои берега

Я помню крутые твои берега,
Сквозь сердце сапера прошла ты, река,
Настил переправы от гусениц стонет,
И имя твоё безобидное - Проня.

Здесь не было досок и леса порою,
Лишь старые избы видны под горою...
Был коротко отдан комбату приказ:
«Открыть переправу в назначенный час».

Смекалка не раз выручала, не скрою,
Мы мост навели точно в срок перед боем.
Те избы пустые, заборы, сараи
Пустили, рискуя, на доски и сваи.

Нас немцы бомбили и рвались снаряды,
Мы мост наводили не ради награды,
И танки с рассветом атакою сходу
Пошли переправой, где не было брода.

Волненье тогда охватило комбата,
Ведь доски скрипели от траков и скатов,
Но старые избы, что деды рубили,
Они вместе с нами и здесь победили.

Я помню крутые твои берега,
Сквозь сердце сапёра прошла ты, река...
Настил переправы от гусениц стонет,
И имя твоё безобидное - и Проня.

Разработка и поддержка сайта
в Южноуральске:
Веб-студия «Апельсин»